ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Обвинение в плагиате как способ самопиара

Обвинение в плагиате как способ самопиара
Ион Мунтяну
 

В прошлом месяце портал NOI.md опубликовал статью о том, как бизнесмен и, по совместительству, примар Оргеева Илан Шор через подконтрольные ему фирмы на протяжении последних 10 лет за бесценок завладел наследием советских профсоюзов.

Публикация вызвала широкий общественный резонанс, активно обсуждалась в социальных сетях и других интернет-ресурсах. Однако, как бы странно это не звучало, появились люди, попытавшиеся присвоить себе эксклюзивное право на обнародование информации о взаимосвязи Шора с отчуждением профсоюзного имущества и практикуемыми при этом схемами.
 
Примечательно, что оппоненты предпочитали вести баталии исключительно онлайн. Несмотря на озвученные намерения, за прошедший месяц в редакцию не поступило ни одного официального обращения – ни по телефону, ни в письменном виде, ни по электронной почте. Чему есть вполне логичное объяснение: нельзя запретить публиковать то, что тебе не принадлежит.
 
С другой стороны, очевидно, что цель этой кампании не заключалась в установлении истины. Очень часто обвинения в плагиате являются просто способом рекламы своих собственных творений и своеобразной PR-акцией.
 
«Искусственная» затея
 
Тема плагиата в литературе, журналистике, научной сфере не является новой. Некоторые критики считают, что все произведения в этих областях в той или иной степени строятся на заимствованиях, цитатах, переработках. В доказательство этого спорного тезиса обычно приводят массу примеров из истории, когда в плагиате обвиняли многих выдающихся писателей и поэтов.
 
На протяжении веков этот вопрос носил чисто этический характер, и только в последние десятилетия проблема перешла в юридическое поле. В настоящее время практически во всех странах действуют законы, запрещающие присвоение авторских прав. В РМ аналогичные нормы присутствуют в Уголовном кодексе и Кодексе о правонарушениях, а наказание варьирует в зависимости от размера ущерба, причинённого автору или иному правообладателю.
 
Сегодня в Молдове и за рубежом плагиатом принято называть незаконное использование под своим именем чужого произведения, полностью или частично, без указания источника заимствования. Обязательным признаком этого феномена является присвоение авторства. С плагиатом не следует путать идейную преемственность, развитие или интерпретацию произведений. Признание факта плагиата может быть сделано только в судебном порядке.
 
Закон РМ «Об авторском праве и смежных правах» относит к числу объектов авторского права произведения и их части, но не отдельные элементы произведений. Если было бы иначе, пришлось бы судить за плагиат бесчисленное число писателей, ученых и журналистов, работы которых так или иначе перекликаются с произведениями других авторов. Другими словами, закон охраняет не идеи, а конкретную форму их выражения – то есть то, каким образом и каким языком изложен сюжет.
 
В развитых странах к заявлениям о плагиате относятся скептически, понимая, что «обвинители» в большинстве случаев оперируют не подтверждёнными данными, намеренно превращая свои претензии в скандальные истории. На самом деле очень часто обвинения в плагиате являются просто способом рекламы своих собственных творений и самопиаром. Определённое сходство произведений иногда рассматривается не только как возможность напомнить о себе, но и как способ подзаработать.
 
Не стоит забывать, что законодательство об охране авторских прав может быть применено как средство недобросовестной конкуренции. Кроме того, известны примеры намеренного оговора одного автора другим автором – в некоторых кругах это достаточно распространение явление. В подобных ситуациях европейские суды, как правило, расценивают заявления истцов как «искусственную» затею, обязывая их оплатить судебные издержки.
 
Масштабный скандал развернулся ещё в 2010 г.
 
Спустя несколько дней после появления статьи на тему отчуждения профсоюзного имущества руководитель Центра журналистских расследований Корнелия Козонак на своей странице в соцсети разместила пост с обвинениями в плагиате. По её мнению, текст публикации на портале NOI.md во многом повторяет информацию, которая была изложена ранее в материалах Центра. Даже беглое ознакомление с деталями этого спора вызывает много вопросов по поводу обоснованности озвученных претензий и попыток закрепить за собой эксклюзивность публично обнародованной, общественно значимой информации.
 
В ответной реплике редакция NOI.md пояснила, что при подготовке данной публикации было использовано множество материалов, включая целый ряд собственных источников. В частности, автором была использована информация с пресс-конференции, которую организовали в Кишиневе бывшие руководители пансионата «Флора», базы отдыха в Вадул луй Водэ «Нистру», спорткомплекса «Юность» и руководство республиканского комитета работников санаторно-туристической отрасли. Мероприятие прошло в сентябре 2010 г., то есть задолго до появления материалов Центра журналистских расследований о профсоюзном имуществе.
 
Также Корнелию Козонак проинформировали, что в статье изначально содержалась и содержится информация о журналистских расследованиях, посвященных этой теме – чтобы у читательской аудитории была возможность ознакомиться и с этими материалами. Поскольку на информационном портале статья размещается сразу на двух языках, в одной из версий была утеряна активная ссылка, однако данная техническая неточность была оперативно устранена.
 
Несмотря на полученные объяснения, баталии в соцсетях продолжились, вплоть до обещаний потребовать удаления статьи, размещённой на NOI.md. Корнелия Козонак заявила, что на пресс-конференции не было никаких упоминаний о Шоре, и взаимосвязь с ним была обнаружена в ходе журналистского расследования, проведённого Центром. С её слов, эксклюзивом является также информация о кредитах и деталях сделок. Однако эти декларации лишь подтвердили необоснованность претензий.
 

 
Претензия на «эксклюзивность»
 
Именно Илана Шора участники пресс-конференции во всём обвиняли, что подтверждается рядом публикаций и новостей с этого мероприятия. К примеру, в одной из статей сообщается, что профсоюзные объекты «были приобретены концерном бизнесмена по фамилии Шор, интересы которого при оформлении сделок представлял бывший работник профсоюзов, бывший член правительства Валериан Кристя». Экс-администраторами отчуждённого имущества и руководством республиканского комитета работников санаторно-туристической отрасли были обнародованы многие детали сделок, а также информация о полученных впоследствии кредитах.
 
В отличие от «обвинителей», автор лично присутствовал на данной пресс-конференции, о которой упоминается в статье на NOI.md, при этом им были получены эксклюзивные комментарии от перечисленных выше лиц и от других источников. По многим вопросам в статье приводятся более широкие и актуальные сведения, в сравнении с материалами Центра журналистских расследований.
 
О необоснованности претензий на «эксклюзивность» говорит и то обстоятельство, что в тот же период, помимо пресс-конференции, были направлены обращения со стороны бывших администраторов пансионатов, баз отдыха, спорткомплекса и других объектов в парламент, правительство и к правоохранительным органам, где излагалась вся подноготная схем по отчуждению профсоюзного имущества в пользу фирм, аффилированных Илану Шору.
 
Таким образом, масштабный скандал развернулся задолго до того, как данной темой заинтересовался Центр журналистских расследований. Представители этой организации наверняка провели определённый объём работы, что, однако, вряд ли можно считать поводом для присвоения эксклюзивного права на информацию о схемах завладения недвижимостью профсоюзов, большая часть которой уже прозвучала на пресс-конференции и в публичных обращениях к государственным органам.
 
В то же время, как выяснилось, материалы Центра журналистских расследований сами грешат заимствованиями без указания на источник информации. Так, говорится об интервью Шора, где он упоминал Валерия Романова в качестве одного из руководителей своих проектов. О каких источниках идёт речь – читателям журналистских расследований не сообщили. Та же информация, кстати, использована и в статье NOI.md, но уже со ссылкой на газету «Еврейское местечко», которая интервьюировала Шора.
 
Несбалансированный подход
 
В данной ситуации вызывает целый ряд вопросов позиция Совета прессы, который сразу после обращения Корнелии Козонак опубликовал на своей онлайн-платформе «Media Forum» недоказанную информацию, не обратившись за разъяснением к редакции портала, чтобы узнать мнение противоположной стороны и попытаться определить, соответствуют ли обвинения в плагиате действительности. В то же время нет никакого упоминания о том, каким образом было установлено данное юридически значимое обстоятельство и дана оценка тексту публикации, была ли проведена предусмотренная законом экспертиза и каковы выводы экспертов.
 
Примечательно, что в заметке на «Media Forum» приведены фрагменты статей NOI.md и Центра журналистских расследований, которые, по всей видимости, по мнению представителей онлайн-платформы, наиболее наглядно позволяют идентифицировать заимствованные фрагменты. Однако в этих отрывках информация приведена разная, существенной части которой в материалах Центра журналистских расследований нет. Упоминаемые детали сделки и использованные схемы были озвучены на пресс-конференции и появились в интернете ещё в 2010 г.
 
Всё это свидетельствует, как минимум, о формальном отношении к проблеме, нежелании разбираться в ситуации и следовать правилам, которые подразумевают заслушивание обеих сторон. Кроме того, налицо отсутствие сбалансированного подхода при рассмотрении спорной ситуации и недостаточное регулирование отношений при подозрении на нарушение авторских прав в сфере журналистики. Обучая журналистов профессиональному подходу, подразумевающему ознакомление с мнением всех сторон конфликта, органы самоконтроля масс-медиа в некоторых случаях сами «забывают» следовать этим принципам.  
 
В своей деятельности редакция NOI.md следует принципам инновационной и независимой издательской политики, стимулирования активной и информированной системы общественных взаимоотношений и социальной жизни, а также возможности выражения самых разных идей, представлений и мнений в рамках, очерченных требованиями законодательства. В этом контексте редакция не может согласиться с попытками ограничения прав прессы на свободу распространения информации, критический анализ деятельности властей и публичных фигур, информирование читателей о нарушениях закона, в особенности, когда речь идёт о темах, которые характеризуются высоким уровнем общественной важности.
 
«Вопрос требует тщательного рассмотрения»
 
Комментарий Юридической службы NOI.md:
 
В последнее время в Молдове достаточно часто поднимается вопрос о чрезмерных заимствованиях в СМИ, нередко перерастающих в плагиат или, говоря юридическим языком, незаконное использование различных материалов без ссылки, без разрешения автора, без выплаты ему в полагающихся случаях соответствующего вознаграждения. Вопрос этот требует тщательного рассмотрения, поскольку критерии весьма расплывчаты и грань между нарушением прав автора и добросовестным использованием очень тонка и субъективна.
 
Нормативные числовые параметры, которые позволяют говорить о наличии или отсутствии признаков плагиата, в Молдове не определены. Законодательно не предусмотрено ни количество заимствованных слов или строк, ни процентное соотношение фрагмента и целого текста, которые можно было бы использовать, не нарушая закон. Не определены эти параметры и судебной практикой, данный вопрос чаще обсуждается на уровне гражданского общества, чем в зале судебных заседаний.
 
Основная проблема в вопросе плагиата заключается не только в несовершенстве правового регулирования, но и в абстрактности этой категории. Понятие плагиата не имеет вполне определённого содержания, и в частных случаях не всегда можно однозначно отделить его от сопредельных понятий: подражания, заимствования и других подобных случаев сходства. Не возбраняется позаимствовать приём, мысль, стиль, сюжет… При этом даже идентичные фрагменты текста могут оказаться не плагиатом, а особенностью жанра, в том числе такого как журналистское расследование.
 
Существует большое количество шаблонов, которые можно встретить во многих журналистских статьях. Если же в публикации действительно использованы фрагменты чужих текстов, отличающиеся оригинальностью и имеющие авторский стиль, то такие заимствования возможно выявить в каждом конкретном случае только путем автороведческой экспертизы. При этом учитываются такие признаки, как построение высказываний автора, стиль подачи материала и т.д. В таких спорных вопросах недостаточно заявления «пострадавшего» и так называемого экспертного заключения, не соответствующего требованиям, предъявляемым к экспертизам, а необходимы объективные доказательства.
 
При ином раскладе публичные обвинения в присвоении авторских прав (а это, по сути, обвинение в совершении деяния, наказуемого в административном или уголовном порядке) могут быть расценены как основание для предъявления гражданского иска. В ходе судебного разбирательства, в частности, выясняется, было ли обвинение в плагиате ошибочным или заведомо ложным (клеветой).
 
Если же говорить об идее расследования на тему использования различных схем при купле-продаже профсоюзной собственности, то идеи произведениями не являются, а потому могут свободно использоваться. Даже будучи новыми, идеи не могут стать объектом охраны или присвоения. Под охраной находится только осязаемая форма воплощения идеи, а не она сама. Вне зависимости от того, в каком виде эта идея выражена.
 
 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Отправь свою новость

Станьте нашим соавтором! Если у вас есть интересная новость вы можете поделиться ею с нами!


captcha

Вопрос дня Всё опросы

load
Загрузка...