ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Молдову превращают в свалку пищевых продуктов. Часть II

Молдову превращают в свалку пищевых продуктов. Часть II
Молдову превращают в свалку пищевых продуктов. Часть II
Фото: otzyv.ru

Ангелина Таран

Израиль нам поможет

Как сообщила заместитель директора Центра карантинной идентификации, арбитража и дезинфекции продукции Татьяна Ротарь, возможно, во второй половине 2016 г. в лаборатории этого центра будет возможно проводить тестирования на ГМО.

Один израильский проект закупает французское и немецкое оборудование для оснащения этой лаборатории и передает его в дар, часть приборов уже поступила. Сотрудники центра прошли несколько тренингов в Румынии, и еще им предстоит стажировка в Израиле. После того, как лаборатория будет укомплектована, и обучен персонал, будет проведена валидация метода, т.е. необходимо доказать, что он работает. Затем лаборатория должна пройти национальную аккредитацию в Moldac. Стоимость анализов пока неизвестна, но будет недешевой.

Германия дает 2 млн евро, а нам не надо?

- Когда было создано Национальное агентство по безопасности пищевых продуктов, мы разработали стратегию развития лабораторной базы в Молдове, согласно которой ANSA, будучи тогда в подчинении Минсельхоза, располагала бы всеми лабораториями и управляла бы ими, т.к. они прежде всего нужны экономическим агентам для тестирования разных параметров, - вспоминает первый директор агентства и экс-замминистра сельского хозяйства Георгий Габери. – Мы планировали создать две крупные центральные лаборатории - по здоровью животных и по здоровью растений с филиалами. Однако после нашего ухода появилась сильная оппозиция со стороны бизнеса, нацеленная на то, чтобы их не было. Более того, даже официально принято решение завозить продукты животного происхождения от больных животных – это предел всему.

Однако где бы ни находились лаборатории, они должны быть аккредитованными, в частности, на определение ГМО. Через Приднестровье на территорию правобережной Молдовы ввозят бобовые (рапс и сою), полученные методом ГМО, от Monsanto (мирового лидера по производству трансгенов). По отношению к шроту, выработанному из этих бобов, уже появились претензии. В частности, Бендерский масложиркомбинат отправил в Калугу 10 вагонов шрота из бобов, выращенных в Приднестровье, в котором нашли ГМО, превышающие пределы. Весь товар был возвращен.

Но нам больше всего нужна аккредитованная на международном уровне лаборатория, чтобы проверять продукцию, которая поступает на стол молдавских потребителей. Например, в нашу страну ввозится мясо птиц, при откорме которых использовался шрот ГМ-сои, в котором содержание ГМО в несколько раз превышает нормы. У нас была договоренность с правительством Германии, которое выделило 2 млн евро на аккредитацию молдавских лабораторий. После моего ухода немецкие коллеги еще раз приезжали, проект подписан, одобрен, но не запущен из-за непонятной ситуации в ANSA. Необходимо и само агентство аккредитовать как госструктуру, имеющую функции инспектирования, и его лаборатории. Мы не успели провести аккредитацию, хотя начали процедуру подготовки и по ISO и по ГОСТам. Процесс застрял, потому что в ANSA есть замдиректора г-н Порческу, который считает, что аккредитация не нужна, - резюмирует Георге Габери.

Отрубили сук, на котором сидели

Сегодня наша страна нуждается в том, чтобы защитить свой рынок от опасной еды. Но в 2008 г. один из таких защитных барьеров был уничтожен – с закрытием лаборатории генетической экспертизы Национального института стандартизации и метрологии. Эту лабораторию, созданную в 1999 г., возглавлял ученый-генетик академик Дмитрий Великсар. Напомним, что с 1 июля 1999 г. сертификация пищевой и косметической продукции импортного и отечественного производства, подлежащей обязательной сертификации, была дополнена испытанием на ее генетическую безопасность для потребителей. Сегодня этого требования нет.

Для того чтобы в Молдове стало возможным выполнение таких испытаний, Дмитрий Спиридонович разработал систему, методику, нормативный документ - PG 29-01-100:1999 «Испытания продукции на генетическую безопасность для потребителей», привез из Швейцарии специальные эталонные линии мушек дрозофил, создал необходимую материально-техническую базу, подготовил специалистов. НИСМ стал центром подготовки кадров по этому профилю для отечественных и зарубежных лабораторий. Кстати, в 2000 г. Международное жюри в США наградило нашего ученого золотой медалью «За достойный вклад в мировую науку второго тысячелетия».

В этой лаборатории выявлялись партии продуктов, загрязненных химическим веществами мутагенного действия. Например, шоколадная глазурь, куриные окорочка, апельсины, паштет куриный, сыр плавленый, свиные и куриные шкурки (сырье для мясокомбинатов), говядина мороженая, свинина, баранина, мясо индеек, пивные дрожжи, крем, губная помада, конфеты, килька замороженная, пиво, булочки с шоколадной начинкой, жевательная резинка, кофе, крабовые палочки, йогурт, вина и т.д. Товары были привезены из Голландии, США, Греции, Турции, Германии, Польши, Эстонии, России, Румынии, Израиля, Норвегии, Франции, Украины, Белоруссии, Ю.Кореи, а также местные.

В свое время СИБ обращал внимание руководства страны на необходимость обеспечения гарантий защиты наследственности населения. В законах «О защите прав потребителей» и «Об оценке соответствия» это тоже четко прописано, но не выполняется. Стараниями некоторых чиновников был аннулирован «лишний» нормативный документ, позволяющий защищать потребительский рынок от пищевых и косметических товаров с генотоксическим действием. Поэтому и лабораторию закрыли. Великсар передал свою разработку одному из российских НИИ и поехал читать лекции в России и в Эдинбургском университете. В настоящее время пока живет в Молдове. Его ученики успешно работают в США и Канаде генетиками.

В чём опасность?

Как объяснил доктор хабилитат Дмитрий Великсар, генетическую опасность представляют мутагенные вещества – соединения, которые вызывают дестабилизацию генома живого организма – нарушение структуры и функции генов. В свою очередь, под влиянием мутантных генов синтезируются вещества, меняющие функции органов и обмен веществ. Мутагенные вещества могут вызывать летальные мутации (сразу наступает смерть) и сублетальные, когда человек живет, не зная о происходящих в нем изменениях. Все мутагенные вещества вызывают рак – видимое проявление. Но есть и скрытые проявления в виде психических заболеваний и заболеваний нервной системы.

Исследования показали, что в результате замещения здорового гена мутантным, который в дальнейшем и копируется, популяция остается вечным его носителем. А функциональным проявлением этих мутации, помимо раковых заболеваний, может быть дисфункция половых желез, от чего мужчина получает женские признаки, а женщина – наоборот, мужские. Распространение гомосексуализма – тоже одно из проявлений генных мутаций. Человечество с такой мутацией уже не может справиться.

Из огромного количества синтезированных химических веществ, используемых в различных сферах, в т.ч. в пищевой промышленности, только 0,01% изучена на безопасность. Однако благодаря современным генетическим методам есть возможность диагностировать наличие мутагенных веществ, выявляя их на тест-системах. Самый быстрый экспресс метод - тестирование на специальных линиях мушек дрозофил (длится всего две недели). Такие испытания проводятся во всех развитых странах.

Без науки рынок не защитить

Работавший с Дмитрием Великсаром экс-директор департамента «Молдова-стандарт» Дмитрий Чимпоеш считает проблему продуктов с ГМО очень серьезной.

- Одно дело - когда растение получает улучшенные свойства методом скрещивания, и совсем другое – когда берут животный ген и насильно вталкивают его в ген растения. Ученые выяснили, что клетка практически бессмертна – она выдерживает температуру до 126-129 оС. Во время приготовления пищи клетка не нарушается, разрушаются межклеточные связи. То есть, когда варим растительную пищу с животным геном, он высвобождается, попадает в кровоток человека и встраивается в соответствующий ген человека. У нас в республике, насколько я понимаю, борьбы за здоровье будущего человека нет. Речь не только о ГМО.

Весь мир говорит, что использовать пальмовое масло в пищевых целях – преступление, т.к. это приводит к разрушению печени и внутренних органов. Где в Молдове продукт без пальмового масла? Это пальмовое масло откладывается внутри органов, а когда у человека поднимается температура, оно плавится и приводит к диабетической коме.

Также ученые признали аспартам (заменитель сахара) в качестве мутагена, его запретили во многих странах. Но не в Молдове, его широко используют производители сладкой газированной воды и не только. Получается, наша страна становится помойной свалкой. Когда я работал в «Молдова-стандарт» нас было 35 человек, в том числе в районах, - тех, кто занимался защитой рынка в области пищевой продукции, и мы справлялись. Сегодня в Минсельхозе – 1,5 тысячи, а защиты как таковой нет.

В Молдове ликвидирована отраслевая наука, которая занималась разработкой стандартов и, по сути, защищала основы государства. Кто теперь может разработать национальный стандарт на определенный вид продукции и заложить в него такие требования, по которым чужую продукцию не ввезешь? Если бы был национальный стандарт на пищевую продукцию, в нем было бы записано, что использование генно-модицифированной продукции запрещено, как и пальмового масла и аспартама. Их бы просто не могли завезти. Тогда бы у нас развивалось собственное производство хорошей чистой продукции. И были бы рабочие места и наполнение бюджета. Но у нас уничтожили прикладную науку, а без нее рынок не защитишь, - сожалеет Дмитрий Чимпоеш.
 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Отправь свою новость

Станьте нашим соавтором! Если у вас есть интересная новость вы можете поделиться ею с нами!


captcha

Вопрос дня Всё опросы

load
Загрузка...