ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Санация “румынского языкового пространства” в Молдове от КСТР

Санация “румынского языкового пространства” в Молдове от КСТР

Ксения Флоря

Целый ряд общественных организаций, среди которых Ассоциация русскоязычных журналистов, Русская община, Центр по защите прав соотечественников и другие, намерены обратиться в Совет Европы и другие международные организации в ответ на действия Координационного совета по телевидению и радио, фактически взявшего на себя роль регулирующего органа русского языка в Республике Молдова.   

Сам КСТР на волне лингвистического скандала в среду, 23 августа, выпустил пресс-релиз, в котором объяснил свои решения о “правильном” названии городов и сёл законодательными нормами и необходимостью “санировать румынское языковое пространство в Молдове”, и призвал СМИ “не манипулировать общественным мнением по особо чувствительным вопросам”.

Нуну всемогущий

Смысл не утихающего почти всю неделю лингвистического скандала – как правильно должны звучать в теле- и радиопрограммах на русском языке географические названия Республики Молдова. Три года назад Координационный совет по телевидению и радио выпустил документ под названием “О рекомендации правильного использования официальных названий населённых пунктов в аудиовизуальных программах”. Согласно ему, Кишинёв должен называться Кишинэу, Бельцы – Бэлць, а Кагул – Кахулом.

Теперь КСТР добрался и до производных. Телеканал RTR-Moldova получил замечание от надзорного органа за использование выражения “кишинёвские улицы”. “Надо – “улицы Кишинэу”, - говорится в письме-предупреждении от Координационного совета. Журналисты гадают: КСТР действовал по собственной инициативе или и здесь не обошлось без вездесущего Нуну?

Некий гражданин Константин Нуну – практически внештатный сотрудник Координационного совета по телевидению и радио. Для большинства журналистов русских редакций телевизионных каналов - имя отрицательное и даже нарицательное. Именно с лёгкой руки К. Нуну, обратившего внимание надзорного органа на то, что в телепрограммах на русском языке “вместо официальных норм используют в транслируемых сообщениях анахроничные русские формы написания названий населенных пунктов: Бельцы, Бричаны, Кагул, Калараш, Кишинёв, Дондюшаны, Единцы, Флорешты, Джурджулешты ”, в 2014 г. КСТР издал постановление “О рекомендации правильного использования официальных названий населённых пунктов в аудиовизуальных программах”.

С тех пор Константин Нуну бдит и регулярно заваливает КСТР письмами с перечнем топонимических “ошибок” в русских выпусках новостей и других телепередачах на русском языке. Одно из последних предупреждений КСТР вынес каналам RTR-Moldova и Ren Moldova 12 мая – после того, как К. Нуну пожаловался на то, что RTR-Moldova 15 марта 2017 г. в своём вечернем новостном выпуске использовал название “Кишинёв” вместе “Кишинэу”, а на Ren Moldova в этот же день говорили “Каушаны” вместо “Кэушень”, “Бендеры” вместо “Бендер”, а 14 марта в новостном выпуске “Кахул”  был назван “Кагулом”, а “Кишинэу” – “Кишинёвом”.

В ближайшее время работы у Константина Нуну может прибавиться: Координационный совет по телевидению и радио решил не ограничиваться топонимикой городов и сёл и расширить “горизонты” своей надзорной деятельности. Как заявил в программе “Механизм действия” на телеканале NTV Moldova член КСТР Драгош Викол, согласно действующим в Молдове законодательным нормам, на русском языке нужно говорить не река Днестр, а река Нистру. Это же касается и других географических объектов. 

“Я думаю, это не так сложно, но если у вас иное мнение, мы можем подумать – может, только произносить по нашим правилам, а писать так, чтобы русскоязычный зритель понимал, о чём речь”, - выдвинул Драгош Викол “оригинальное” предложение в конце беседы.

Тележурналисты говорят, что благодаря совместным усилиям КСТР и Константина Нуну ситуация доведена до абсурда. Как теперь называть приднестровский конфликт в русских выпусках новостей – принистрянским? А жителей городов - кишинэуцы и кишинэуки, бэлцяне и бэлцянки, орхеевцы и орхейки, кахулчане и кахулки, тигиняне и тигинки?

Чтобы не создавать себе ещё больше проблем, 24 августа, в очередную годовщину освобождения Молдовы от немецко-фашистских захватчиков, в новостных выпусках ряда телеканалов уже прозвучало “операция Яссы-Кишинэу” вместо привычного “Ясско-Кишинёвская операция”. На общественном телеканале Moldova1 пошли ещё дальше: здесь от сотрудников русской редакции департамента новостей требуют говорить Яшь вместо Яссы, хотя топонимические требования КСТР касаются только названий городов и сёл Республики Молдова.

После того, как Константин Нуну несколько недель терроризировал звонками и жалобами руководство общественного телеканала и КСТР, на Moldova1 был проведён внутренний мониторинг. Его результатом стали не только предписания по топонимике: согласно заключению внутренней комиссии в новостных выпусках на русском языке и имена людей теперь следует называть и писать в молдавском прочтении – Лудмила, Ина, Олга, Кирил. “Напрашивается вопрос: на каком языке в итоге нам придётся говорить?”, - возмущаются сотрудники Moldova1.

Буква закона или здравый смысл?

Формально КСТР как бы прав – его “топонимические решения” имеют законодательное обоснование. Например, в русской версии Конституции написано, что столицей Республики Молдова является город Кишинэу. А в русской версии Закона об административно-территориальном устройстве РМ даётся практически точная калька названий городов и сёл из молдавского варианта закона, за исключением разве что Тирасполя.

Более того, согласно ст. 24 Закона о функционировании языков на территории Молдавской ССР (от 1.09.89 г.), населённые пункты и иные географические объекты на территории Молдавской ССР имеют единственное официальное наименование в его первоначальной молдавской и, соответственно, гагаузской формах (без перевода и адаптации) с учётом исторических традиций данной местности. Правильное написание наименований населённых пунктов и иных географических объектов устанавливается по специальным справочникам.

Наименования площадей, улиц, переулков, городских районов образуются на государственном языке без перевода (в местностях с населением гагаузской национальности – на гагаузском), а в сельской местности, где большинство составляет население украинской, русской или болгарской национальности, - на приемлемом языке.

Опираясь на эти положения действующего законодательства, граждане, “которым, видимо, резало слух название определённых населённых пунктов на русском языке” (так выразился член КСТР Драгош Викол на телеканале NTV Moldova), писали гневные письма в КСТР и раньше, но прежние составы Координационного совета прекрасно понимали, до какого абсурда можно дойти и не давали этим письмам хода.

Однако в 2014 г. позиция самого преданного “автора” КСТР – Константина Нуну, тогдашнего состава Координационного совета и, видимо, руководства страны, без отмашки которого КСТР вряд ли бы решился на закручивание лингвистических гаек, совпала. Результатом чего и стало постановление “О рекомендации правильного использования официальных названий населённых пунктов в аудиовизуальных программах”. Хотя ещё в 2009 г. по вопросу о названии столицы Республики Молдова высказались специалисты Национального центра терминологии Института филологии Академии наук Молдовы.

Заключение, подписанное председателем комиссии по регламентации национальной ономастики Центра терминологии, доктора филологических наук Альбины Думбрэвяну, опубликовала в социальных сетях блогер Елена Раду. “Названия Chișinău, Кишинэу и Кишинёв являются топонимическими синонимами, то есть идентичными названиями одного и того же населённого пункта, столицы Республики Молдова”, - говорится в документе.

Я прав, потому что я прав

Сторонники “лингвистических” решений Координационного совета по телевидению и радио говорят, что только в Молдове вправе определять, как должны называться её города и сёла. “Производное для жителей Кишинэу есть chișinăueni, и точка. Неужели не ясно, что названия молдавским селениям давали не для того, чтобы сделать русский язык “образным и приятным к восприятию?”, - написал один из пользователей социальных сетей.

Однако, если следовать этой логике (названия населённых пунктов вправе определять и толковать только соответствующая нация), тогда и носители молдавского/ румынского языка должны называть российскую столицу Москва, а не Moscova, китайскую  - Бэйцзин, а не Бейжинг (Beijing), английскую - London [ˈlʌndən], а не Londra, украинскую – Кыив (Киiв), а не Kiev, а азербайджанскую – Бакы (Baki), а не Baku.

Официальная топонимическая позиция Республики Молдова (а положения ст. 24 Закона о функционировании языков на территории Молдавской ССР и Закона об административно-территориальном делении РМ являются именно официальной точкой зрения) противоречит целому ряду международных актов – от резолюций и рекомендаций ООН до Европейской хартии региональных языков и языков национальных меньшинств, которую Молдова подписала ещё в 2002 г., но до сих пор так и не ратифицировала, несмотря на неоднократные рекомендации ПАСЕ “ратифицировать этот документ без дальнейшего промедления”.

Одно из требований Хартии региональных языков, а также Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств – наличие двуязычных топографических указателей в районах, населённых национальными меньшинствами. Причём, согласно ст.11 (3) Конвенции, такие указатели должны содержать не только официальные, но и традиционные местные наименования населённых пунктов и улиц.

Например, в Румынии в уезде Сучава недалеко от города Фэлтичень расположено русское липованское селение. По-румынски оно называется Manolea, по-русски – Манылувка. Оба названия размещены на указателе при въезде в данный населённый пункт.  

 

 

Так что ст. 24 Закона о функционировании языков на территории Молдавской ССР 1989 г. о единственно правильном официальном наименовании географических объектов в его первоначальной молдавской форме - без перевода и адаптации – прямо противоречит международным правовым актам. Так же, как и топонимические указания Координационного совета по телевидению и радио.

Орфоэпия? Нет, не слышали

В международной практике существуют такие понятия, как “эндонимы”, то есть, названия географических объектов, принятые местным населением на его языке, и “экзонимы” – наименования, используемые внешними сообществами.

Chișinău – это эндоним, русское Кишинёв – экзоним. Так же, как Vienne (во французском) и Vienna (в английском) для Wien в Австрии, Ginebra (в испанском) и Geneva (в румынском) для Genève в Швейцарии или Vilna (в финском) для Vilnius в Литве. Во всех языковых сообществах имеются такие названия, и в каждом отдельном языке они являются частью его лингвистического наследия. Что и было признано на целом ряде конференций ООН по стандартизации географических названий. Например, резолюцией II/2 1972 года.

Кроме лингвистического наследия, у каждого языка есть своя орфоэпия, то есть исторически сложившиеся нормы литературного произношения отдельных звуков и звукосочетаний в потоке устной речи. Например, по-китайски Москва звучит, как Mòsīkē (Мосике), Бухарест – Bùjiālèsītè, а Румыния – Luómǎníyà. Так что заставить китайца говорить Chișinău невозможно – это не соответствует орфоэпическим нормам китайского языка.  

Именно поэтому, когда пару лет назад грузинские власти попросили международное сообщество не называть их страну Грузией (у официального Тбилиси это название ассоциируется с пребыванием в Российской империи и СССР), а использовать английский вариант Georgia, большинство стран мира просто не обратили на это внимание, а некоторые государства официально грузинским властям отказали. Например, в Литве запрос из Тбилиси был изучен государственной комиссией по литовскому языку, которая решила оставить прежнее название – Gruzija.

“Если мы задумали бы изменить Грузию на Georgia, как предлагалось, то в первую очередь в литовском языке возник бы вопрос дополнительного написания “j” или же оригинального английского названия. Как бы мы тогда называли жителей, в конце концов, как бы произносили это название?”, - заявила председатель комиссии Ирена Сметонене.

Аналогичная ситуация сейчас складывается и в Молдове в связи с требованием КСТР “правильно” называть топонимы в теле- и радиопрограммах на русском языке. Кто живёт в Кишинэу – кишинэуцы? В Бэлць – бэлцяне? Кахуле – кахулцы?  Звучит не по-русски.

Может ли другая страна, государственным языком которой не является русский, менять правила орфографии, орфоэпии, грамматики другого языка? Конечно, нет. За произносительные нормы, грамматику отвечает история языка. Русский язык – государственный язык Российской Федерации, и орфоэпические правила обсуждаются и формируются здесь, - заявила в интервью телеканалу NTV Moldova известный российский лингвист, эксперт ГБУ “Московский исследовательский центр” Юлия Сафонова. – А по поводу произношения “Кишинэу” – это не по-русски. И не потому, что это на каком-то другом языке. Просто это не по-русски: русская орфография, русская орфоэпия, русская фонетика имеет свои закономерности”. 

Преподаватель факультета журналистики Молдавского государственного университета Анна Монастырская в интервью noi.mdназвала топонимические указания Координационного совета по телевидению и радио “местечковыми посягательствами”.

“Русский язык, как и любой другой язык, имеет свои законы. Нельзя менять эти законы какими-то законодательными актами или распоряжениями, тем более в государстве, где этот язык не является государственным. Это - какое-то местечковое посягательство. Если же вы настаиваете на том, чтобы в передачах на русском языке использовались не присущие его произносительным нормам географические названия или чтобы молдавские фамилии не склонялись, то и не пишите, что это новости на русском языке. Напишите, что эти новости на каком-то придуманном языке, молдавском русском, но никак не на русском языке”, - заявила Анна Монастырская.

КСТР превышает свои полномочия?

Эксперты говорят, что, взяв на себя роль регламентирующего органа русского языка в Молдове, Координационный совет по телевидению и радио превысил свои полномочия. Но как действовать в сложившейся ситуации – мнения расходятся.

“Вся процедура прописана в Законе №3465/89 “О функционировании языков на территории Молдавской ССР” и там для КСТР нет никаких полномочий. Да и не нужны, закон всё объясняет. А если кто-либо с законом не согласен – в установленном порядке пусть предложит что-либо, выдвинет законодательную инициативу или опротестует в Конституционном суде. Общие правила – любые толкования законов может дать только сам парламент, - говорит экономический аналитик Думитру Барбалат. – Да, в наших законах есть пробелы. Если у нас не допускают переименования своих населённых пунктов, почему тогда мы сами говорим/ пишем не Москва, а Moscova? Притом как иностранное слово – не через K, а через C? Тем не менее таково действующее законодательство и пока нет другого, его нужно выполнять, иначе начинается бардак и заканчивается теоретическая демократия”.

Другое мнение: хотя в своих предписаниях по топонимике Координационный совет и ссылается на ряд законов, в том числе ст. 11 (10) Кодекса телевидения и радио (“вещательные организации обязаны соблюдать орфографические, орфоэпические, морфологические и синтаксические нормы государственного языка”), нигде в действующем законодательстве, включая Кодекс о телевидении и радио, не написано о том, что КСТР имеет право присваивать себе статус терминологического центра. В перечень функций и обязанностей Координационного совета (ст. 40 и 41 Кодекса) это не входит. А это значит, что у КСТР нет правовых полномочий регулировать использование географических названий теле- и радиовещательными организациями и у радиостанций и телеканалов есть все основания для обжалования топонимических указаний Координационного совета в суде. А если в Молдове не удастся добиться успеха, тогда по данному вопросу – прямой путь в Европейский суд по правам человека. 

Сейчас группа гражданских активистов и представителей ряда общественных организаций собирает документы и решает, какие шаги следует предпринять в связи с ужесточением топонимических требований КСТР в новостях и программах на русском языке. В планах – обжалование этих предписаний в судебных инстанциях, обращение в Совет Европы и другие международные организации. Как написала в социальных сетях председатель Ассамблеи народов Молдовы Ольга Гончарова, пора прервать “молчание ягнят” и действовать сообща – есть опыт, видение и возможность не быть “дураком в польском преферансе”.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Отправь свою новость

Станьте нашим соавтором! Если у вас есть интересная новость вы можете поделиться ею с нами!


captcha

Вопрос дня Всё опросы

load
Загрузка...