ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Конспирологическая история Европы: борьба Ордена Сиона и тамплиеров

Конспирологическая история Европы: борьба Ордена Сиона и тамплиеров

Вячеслав Матвеев

То, что происходило в глубине веков, отозвалось на политической картине современной истории. 

Мы достаточно объемно осветили трагическую историю тамплиеров на ранних этапах их существования, были раскрыты их идеи, символы, интересы и пути отступления после разгрома ордена Филиппом Красивым. Однако остаётся вопрос - с кем всё-таки столкнулся Орден тамплиеров (Храма) на пути своего исторического возвышения? Кто стал скрытым оппонентом, который нанес удар по структуре и идеологии храмовников?

На этот счёт есть различные точки зрения. Одни видят врага тамплиеров в римской курии. Другие - в короле Франции и в его финансовых проблемах. Третьи во всем винят госпитальеров, ибо после запрета Ордена тамплиеров им была передана большая часть имущества храмовников. Однако, на наш взгляд, есть ещё одна весьма сокрытая сила, конспирологическая организация, которая могла стоять за уничтожением этого Ордена. Эта организация - Орден Сиона, или Сионская община. Иногда её называют Приоратом Сиона.

Я тебя породил, я тебя и убью

Эта организация, созданная ранее Ордена Храма, была инициатором его образования в 1118 г. и потом его могильщиком. Когда воззрения и планы Ордена Храма и Ордена Сиона диаметрально разошлись по ряду инициатических и идейных доктрин, Орден Сиона нанес удар по Ордену Храма. Из этого следует, что в тот период средневекового развития Европы Орден Храма был слабее Ордена Сиона, но регулярно наращивал свою силу, и со временем стал опасен своим более высоким покровителям.

Почему более высоким? Если храмовники фактически являлись в условиях майората (порядка наследования имущества, согласно которому оно целиком переходит к старшему в роду или семье) орденом младших отпрысков великих семей Европы, то Орден Сиона состоял из властвующих суверенов. Он фактически был инициатической организацией тех королей, герцогов и князей Европы, которые считали себя носителями крови Христа. Через легенду о спасении наследия Христа и Марии Магдалины они проводили себя к королевскому дому Меровингов, который, как считалось, нёс кровь Христа и кровь наследников легендарной Трои. И в этом заключалась их исключительность.

Пока храмовники помогали королям и папскому престолу вершить судьбы христианских королевств Палестины, пока они контролировали границы этого королевства и вассальных ему княжеств и графств Палестины, они были нужны. Но, когда они замахнулись на создание государства-ордена, когда они сформировали финансовую и начали формировать военную империю, тайно обволакивающую Европу своей сетью командорств и прецепторий, они стали опасны. Тогда и произошел раскол.

Некоторое время храмовники сохраняли независимость, и весьма удачно противостояли Приорату Сиона, но затем они столкнулись с проблемой создания собственного государства и выхода из-под опеки. Вот тогда Орден Сиона направил против них силы ряда властвующих королевских домов Европы - Франции, Венгрии, Англии, Неаполитанского королевства и т.д. Орден Храма был не готов к такому повороту событий и потерпел поражение.

Так что это за Орден Сиона?

Что из себя представляла эта могущественная организация, именуемая Орден Сиона? В действительности этот орден назывался иначе – Братство всадников Усыпальницы Богоматери Иерусалимской. Этот наиболее сокрытый коронный орден потомков Меровингов на Святой земле стоял намного выше всех остальных конспирологических институций крестоносцев.

Мозг этого проекта коренился в данном братстве, созданном на месте церкви Успения Божьей Матери на горе Сион. Здесь был построен Собор Святой Марии. Сегодня от него осталась лишь часовня с южной галереей, которая размещалась некогда над тайным местом, где свершилась тайная вечеря. Сейчас здесь находится гробница царя Давида.

Первый, кто упомянул Орден Приоров Сиона, – Рене Груссе в работе «История крестовых походов и государства крестоносцев в Иерусалиме». Известно, что первым правителем Палестины был герцог Нижней Лотарингии Готфрид (умер в 1100 г.). Он был лишь хранителем Иерусалимского трона, но после его внезапной смерти на трон взошел его брат Балдуин I (он же Бодуэн Булонский). Он принял титул короля Иерусалимского и затем создал Орден Гроба Господня, потом Орден Сиона, а позже – тамплиеров.

Орден Гроба Господня был великой загадкой. Этот орден был первым в Палестине. Позднее крестоносцы создали другие свои братства, как Орден госпитальеров, Тевтонский орден, Орден св. Лазаря и многие другие. Не все ордены были военными, среди них были и монашеские ордены.

Орден Сиона стал оплотом престола, правящей Христовой династии. Династия эта стала в одночасье равной всем европейским королевским домам, а по многим пунктам и выше их. На Востоке рождался новый проект, который вскоре охватит в безумном пылу все монархические династии Европы. Будущее было предрешено лишь для того, кто мог не просто вознести древность и знатность своего рода, но и увязать его с правом на святое наследство. Старая, раннефеодальная аристократия уходила в небытие. В Палестине рождалась традиция тех, кто осенен знамением свыше, а не как ранее – лишь наличием голубой крови. Именно это обстоятельство стояло за идеями Балдуина I.

Хранители Гроба Господня

Ещё с византийских времен в Иерусалиме находилось братство сепулькриеров – хранителей Гроба Господня. Они находились под защитой самого патриарха Иерусалимского, который в древности по многим причинам был намного важнее самого Папы Римского, т.к. был хранителем Святой Земли и блюстителем Иерусалимских религиозных реликвий. Однако по мере ослабления роли Византии на Востоке слабела и ортодоксальная церковь. Вначале это касалось лишь патриархов Антиохийского и Александрийского, затем Иерусалимского. Придёт время, и турецкие султаны будут карать, в соответствии со своей волей, и вселенских константинопольских патриархов, некогда бывших частью великой властной симфонии Восточно-Римской империи.

Сепулькриеры были очень древним братством, ведь они были созданы при содействии самого императора Константина. Российский историк А.Синельников в этой связи пишет: «В качестве своего герба они использовали «иерусалимский крест» как символ «обличения заблудших и для утверждения православия», по словам архиепископа Иерусалимского Кирилла, сказанным им императору Констанцию.

На их основе и образовался «Орден Святого Гроба, что в Иерусалиме» (Ordo Eguestris S.Sepulcri Hierosolymitani)». Он и был колыбелью всех орденов на Святой Земле. Первоисточники дали ему множество имен, кроме тех, что мы уже упоминали, - «Братство всадников Богоматери Сиона», или «Братство всадников Усыпальницы Богоматери Иерусалимской», но самое известное они получили после того, как разделились в 1188 г. с тамплиерами.

Первый "самостоятельный" Великий магистр Ордена Сиона Жан де Гизор сменил название братства на "Приорат Сиона" – "Prieure de Sion", герб на золотого грифона, объясняя его так: «Лев - царь зверей, орел – царь птиц, а над людьми будем царствовать мы при помощи золота». Достойный герб для опоры финансово-экономической системы. И не менее достойный девиз – «Per Me reges regnant» («Через Меня царствуют Цари»). «Иерусалимский крест» стал символом новой мощи королей Сиона. Они начали возрождать с чисто аристократическим рвением старый принцип власти.

Итак, Орден Сиона стал той инициатической организацией, которая, с одной стороны, связывала себя с наследием крови Христа и святой фамилией, а с другой стороны, - с королевским домом Меровингов, правившим в королевстве Франков с V в.

Легенда о Святом Граале

Была ещё одна составляющая в идеологии этой аристократической структуры - легенда о святом Граале. Иерусалимские короли напрямую связывали себя с этим мифом. Он был достаточно широко освещен Вольфрамом фон Эшенбахом («Парцифаль» в 1210 г.), Робером де Бороном и Кретьеном де Труа («Легенда о святом Граале, или Персеваль»). Так что есть Грааль? Под этим символом подразумевается несколько различных тайн. Некоторые связывают Святой Грааль и цикл данных легенд с кровью Христа, с кёльтским мифом о чаше Черидвен, дающей гениальность и бессмертие, с иранским циклом легенд из Авесты о царе золотого века Йиме, имевшем чашу, в которой он видел прошлое и будущее судеб мира.

Средневековые писатели-историки и логографы увязывали этот миф с Персевалем, Лоенгрином и семейством святого Грааля, хранимым особым священным рыцарством, сокрытым в некоем замке короля-рыбака, который не может ни жить, ни умереть из-за раны, полученной в одной из священных битв. Считалось, что средневековые катары (религиозное направление в средневековых Франции и Испании) - наследники гностиков и богомилов, хранили в своем замке Монсегюре эту чашу. После падения замка её унесла с собой прекрасная дева, графиня Эсклармонда де Фуа, ставшая голубкой и скрывшаяся из лап чёрного рыцарства, направленного Папой Римским на подавлении этой ереси.

Вольфрам фон Эшенбах писал про Грааль и замок Монсальват, под которым он, вероятно, подразумевал замок катаров Монсегюр. Вот его строки о замке Грааля: «Место это хорошо укрыто,/От врагов оно скрывает тайну./Дабы не подвергнуться обману, /через лес туда прийти ты должен». Таким образом, считалось, что миф о Граале имеет катарское происхождение. Катары развили древние иранские, зороастрийские и кёльтские легенды о сердце мира, о том, кто хранит его символ власти и благодать.

Отто Ран в своей книге о катарах писал перед второй мировой войной: «Святилища друидов, посвященные Белиссене, также были расположены в местах, посвященных Абеллиону. Неподалеку от современного Мирпуа – на гербе его владельцев (сыновей Белиссены) были изображены башня, рыба и полумесяц - находился священный лес Белена. Современная Белеста, лежащая в нескольких часах пути от Монсегюра, была одним из таких священных мест Белиссены. В Лавелане, у подножия горы Монсегюр, где властвовал сын Белиссены Римон де Перелья, святилище Белиссены также было расположено рядом со святилищем Абеллиона». (Отто Ран. «Кресторвый поход против Грааля», М., 2002, с.127)

Куда ушел Лоэнгрин?

Другой аспект легенд о Граале - это саксонская городская хроника (Гальберштадтская). В ней говорилось о Лоэнгрине. «Хронисты считали, что это - юноша, лебедь-рыцарь пришел с горы, где в Граале была заключена и сущность Венеры». (Саксонская хроника). Мы не можем сказать сегодня, откуда пришел этот герой средневековых мифов о Граале, кто такой Лоэнгрин и откуда он. Но мы можем предположить, что это был мир Юга Франции, и мы можем предположить, куда он ушел.

Отто Ран писал: «Итак, гора Грааля была горой Венеры». Но зададимся важным вопросом - в каком месте и семействе проявил себя это великий венерианский символ, где вновь рыцарство и сакральный труд проявили свои высшие способности? Где человек попытался на проявленном плане создать аналог райского мира, славный оплот веры и традиций, того, что принес некогда рыцарь Прованса, принц мистического Юга Франции? От катаров Лангедока и Прованса эти мистические идеи влились в кровь Годфрида Бульонского, в семейные предания этого рода. Получив откровение своей исключительности и божественности, Лотарингский дом двинулся к власти. Он и шампанские аристократы возродили древние предания.

Но новое время с его культом христианских ценностей по-новому проявило возможности и желания. Высшая элита, куда вернулась кровь Меровингов, пожелала обрести новый, достойный их славного прошлого престол. Красный крест Меровингов, их родимое пятно, проявился в идеях крестового похода, а потом запечатлелся на униформе ордена Храма. Лотарингский дом вновь обозначил своё присутствие и мистерию происхождения. В это же время на Востоке произошли интересные геополитические вызовы. Начались крестовые походы. В кругах потомков Меровингов появились новые возможности. Идеи Меровингов временно соединились с амбициями церкви.

В книге «Священная загадка», написанной английскими исследователями Майклом Бейджентом, Ричардом Ли и Генри Линкольном имеется интересная информация: «В этих обстоятельствах Годфруа Булонский в его собственных глазах и в глазах его сторонников, действительно, был большим, чем просто герцог Лотарингский; он был законным королем, уполномоченным претендентом из династии, низложение которой произошло с убийством Дагоберта II в 679 году. Но, несмотря ни на что, он оставался королем без королевства, а на троне Франции династия Капетингов устроилась слишком хорошо, чтобы её оттуда прогнали». («Священная загадка», с.189).

И тогда начали готовить поход на освобождение земель под грядущее королевство. Два пути – Восток и Запад. Один - от Сиона, другой позднее оформят и обоснуют сами храмовники. Две идеи и два пути. Интересные аналогии. Поход на Восток – великая мечта христиан. Но он тупиковый и бессмысленный. Поход на Запад – новое развитие, но до него надо дорасти. А дорасти можно, лишь пройдя путь через Иерусалим и палестинские баталии. Там все станет ясно.

Осознание высших тайн традиции

Лотаринги поднимают Европу, им и их братству нужен новый, свободный дом. Обоснование уже есть. Папство тоже поддерживает. Но поддерживает и Византия. Точка бифуркации. Будущее рождалось в тех решениях. И итог их был – организация похода на Иерусалим.

Еще один отрывок из «Священной загадки»: «Быть может, пристрастие к параллелям толкает нас слишком далеко, но это не единственная связь между патриархами Ветхого завета и нашими поисками. Как сообщает Роберт Грейвс, действительно, двадцать третье декабря было священным днем для племени Вениаминова; а мы помним, что двадцать третье декабря было выбрано для праздника святого Дагоберта. Но продолжим. Среди трёх кланов, образующих племя Вениамина, был клан Ахирама – могущего быть отождествленным с Хирамом, строителем Храма Соломонова – центральной фигуры масонской традиции. Верный ученик Хирама – вспомним это – звался Бенони, а Бенони было именем, которым Вениамина-ребенка назвала его мать Рахиль перед смертью». («Священная загадка», с.190.)

Именно эта иудео-христианская линия в посвящении потомков Меровингов взяла верх в те годы. Так потомки Меровея столкнулись со своим кровным избранничеством. Так рождалось воинство тех, кто найдет иные ответы, кто найдёт иные высшие реалии и иные великие пути. Итак, тамплиеры, пройдя через сотни битв и испытаний, оказавшись триумфаторами, а затем и обвиняемыми в сдаче Святой земли многими королевскими домами Европы, в итоге пришли к осознанию высших тайн традиции, что пропитывала Меровингскую династию.

Орден Сиона создал храмовников для усиления своих позиций в Палестине, ибо узкий круг потомков Меровингов и герцоги Лотарингские не могли самостоятельно справиться с проблемами, возникшими в Палестине. Им понадобилось войско. Но, когда это войско стало претендовать на власть в Европе, его решили уничтожить.Так Лотарингский дом, дом потомков Меровингов и изгнанного иудейского Вениаминова колена начал свой исторический проект, который сегодня в условиях формирования Единой Европы приходит к своей финальной цели и окончательному воплощению.

Цель эта - формирование престола великого монарха Франции и Европы, последнего Меровинга на королевском троне старого континента, того, кто предречен пророчеством св. Малахии, повествующем о Великом последнем короле Европы.

Священная монархия Ордена Сиона против аристократического государства – ордена, против Ордена тамплиеров. Такова последняя коллизия европейской истории. Кто в ней победит, покажет время. Но борьба и противостояние продолжается, слишком велики противоречия между Орденом Сиона и тамплиерским братством. Они и формируют политическую картину современной истории.


 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Добавить Комментарии

captcha

ты репортер

Станьте нашим соавтором! Если у вас есть интересная новость вы можете поделиться ею с нами!


captcha

Вопрос дня Всё опросы

load
Загрузка...