Loading...

Какие риски несут ГМО?

Какие риски несут ГМО?

Ангелина Таран

В настоящее время существуют полярные мнения о том, чего больше – пользы или вреда от ГМО. При этом многие люди почти ничего не знают о генетически модифицированных организмах.

Наше знакомство с ГМО начинается с модифицированных растений. Сегодня именно они демонстрируют результаты генной инженерии. По мнению одного молдавского специалиста в области генетики, присутствие в нашей жизни ГМО неотвратимо. Но люди должны понимать, какой риск их ждёт в потребляемой продукции.

Идёт эксперимент на людях

«Мы находимся под колпаком риска, и от каждого из нас зависит, в какую группу риска он включит себя и свою семью, потому что в настоящее время идёт эксперимент на людях, - говорит эксперт. - Если по генетике растений эксперимент можно провести по наследованию какого-то признака в течение трёх-пяти лет (селекционный процесс, в зависимости от того, какая культура – многолетняя или однолетняя, может длиться до 10-20 лет). А изменения в генетике человека можно увидеть через одно поколение – 25 лет. Чтобы сделать минимальные выводы о влиянии какого-то фактора на генетику человека, необходимо два поколения (первые масштабные посевы ГМ-культур были сделаны в США, в 1996 г., т.е. прошло ещё недостаточно времени для конкретных выводов о их влиянии на здоровье человека). И пока нет однозначного ответа о влиянии ГМО на человека, в разных странах создаются законы по биобезопасности».

Кстати, норма о том, что в готовом продукте допускается содержание ГМО 0,9%, - достаточно формальная. Как появилось именно это значение? По разным странам была собрана информация о том, сколько у них есть посевов генетически модифицированных культур, затем определили среднее значение, получилось 0,9%, что закреплено в Картахенском протоколе по биобезопасности 2000 г. (вступил в силу 11 сентября 2003 г.).

Эксперт обратил внимание на продукцию, импортированную с Украины. Почти на всех её этикетках написано «Без ГМО», даже на бутылках с водой, где, по определению, нечего модифицировать. Видимо, рассчитано на глупость. Однако на Украине примерно половина посевов сои – это генетически модифицированной сои, т.е. большая часть украинских кондитерских изделий содержит эту сою. А молдавский рынок, между прочим, завален украинскими конфетами. Лучше их не покупать. На всякий случай. В Молдове пока ещё есть гарантированно чистые посевы сои уникальными сортами молдавской селекции. Это значит, что такую сою можно продавать на экспорт значительно дороже, и спрос на неё на мировом рынке есть.

В 2006 г. был опубликован первый отчёт о коммерциализации генетически модифицированных растений. В 2006 г. было модифицировано 14 видов, из которых было названо генетически модифицированными 29 форм. Например, по свекле был создан 1 сорт, сое – 2, по хлопчатнику – 4, кукурузе – 7 и т.д. В 2013 г. была опубликована информация о 324 формах модификаций (за семь лет – рост на 295 форм). А в 2014 г. – уже 375 форм. То есть генетическая модификация идёт очень быстрыми темпами.

По прогнозам, в 2025 г. мировой рынок современных биотехнологий составит порядка $ 2 трлн.

Почему есть биологические риски ГМО?

Эколог Илья Тромбицкий (как представитель гражданского общества входил в последний состав комиссии по биобезопасности) отметил, что из более 50 тыс. генов, отвечающих за признаки высших растений, лишь у некоторых видов изучены 200-300 генов. Большинство хозяйственно ценных признаков генетически не определены и биохимически не охарактеризованы. Методы генной инженерии разработаны пока только для небольшого числа культур.

Главный недостаток генно-инженерной технологии заключается в непредсказуемости встраивания чужеродного фрагмента ДНК в геном растения. Учёные пока не умеют вставлять чужой фрагмент ДНК в конкретное место реципиента. При этом мало изучено, как функционирует генетический аппарат высших организмов.

Работа встроенного гена, как и родных генов, во многом зависит от того, в какое место попадёт чужеродный фрагмент ДНК. Из-за этого может произойти не прогнозированное изменение генетического аппарата. И, как следствие, возможен синтез токсичных или аллергенных соединений в клетке, которых раньше не было.

В результате применения биотехнологии нарушается стабильность генома растения. Бельгийские ученые сделали вывод о том, что даже самые распространенные коммерческие сорта (например, трансгенная соя компании Monsanto, устойчивая к гербициду раундап) не сохраняют генетической стабильности после изменения исходного растения, и, следовательно, являются потенциально опасными для здоровья человека и окружающей среды.

Кроме того, клетки высших организмов имеют системы распознавания и подавления функционирования чужеродных фрагментов ДНК, т.е. происходит нарушение стабильности и этого участка.

И нет никакой уверенности в том, что во встраиваемом фрагменте ДНК нет «мусора» - лишних генов, которые могут привести к нежелательным последствиям. Чужеродный фрагмент ДНК может вызывать аллергические и токсические эффекты. Всё это служит источником рисков. Поэтому коммерческое использование ГМО и полученных из них продуктов питания допустимо только, когда производитель предоставит исчерпывающие доказательства их полной биологической безопасности.

Сельскохозяйственные риски, связанные с использованием ГМО

Благодаря селекции, на полях культивируются десятки тысяч сортов культурных растений, относящихся к более чем 5 тыс. видам. Улучшение качеств этих растений происходило в течение многих лет, и они пока не доведены до совершенства. А генная инженерия позволяет манипулировать любыми генами, принадлежащими совершенно не родственным организмам.

Основная цель коммерческого использования ГМ-культур – рост доходов их создателей за счет продажи посадочного материала и снижение расходов сельхозпроизводителей в выращивании таких культур и получении более высоких урожаев. Напомним, что самыми распространенными ГМ-культурами являются соя, кукуруза, хлопчатник и рапс. Также много выращивается трансгенных риса, тыквенных, люцерны и папайи.

Эколог обратил внимание на то, что обещанная устойчивость ГМ-растений к гербицидам может обернуться передачей гена устойчивости родственным диким видам, что превратит их в суперсорняки. Например, в Индии устойчивость к гербицидам ГМ-рапса передалась дикой горчице, которая стала важным сорняком рапса. Более того, ГМ-культуры сами могут стать суперсорняками, распространяться на соседние территории, вытесняя другие растения или скрещиваясь с ними.

На полях с ГМ-культурами применяются гербициды в больших количествах, чем на обычных посевах. Это ведет к появлению гербицидоустойчивых форм сорных растений. Уже известно более 40 сорных растений, которые приобрели устойчивость к производным сульфонилмочевины, а ряд злаковых и бобовых сорняков стали устойчивыми к глифосату. Кроме того, использование гербицидов вытесняет органические методы борьбы с сорняками. Аналогичные риски существуют и по поводу устойчивости ГМ-культур к насекомым-вредителям и к вирусным, грибковым и бактериальным болезням.

Посевы ГМ-культур, находясь по соседству с обычными, могут опылять их и загрязнять чужеродными генами. Даже если ГМ-семена нельзя воспроизвести, пыльца от этих растений часто воспроизводится и переносится на обычные растения, ведь строгого управления этим нет. Многие модифицированные семена рассчитаны только на одно поколение производства, потом позитивный эффект теряется, но гены этих растений сохраняются.

«Для Молдовы как страны – потенциального экспортера сельскохозяйственной продукции очень важно иметь ясное представление о том, что она производит и экспортирует. Естественно, что если декларировать модифицированную продукцию как чистую (а при нашем уровне коррупции это не очень сложно), то очень скоро нас разоблачат. И Россия будет только рада при соответствующих политических реалиях очередной раз прекратить экспорт. А продавать чистый урожай гораздо выгоднее, чем модифицированный», - подчеркнул Илья Тромбицкий.

Экономическая составляющая

Все ГМ-культуры запатентованы. У сельхозпроизводителей, которые их выращивают, нет контроля над посевным материалом, и они должны выплачивать «технологическую плату». Семена выращенных ГМ-растений не способны давать воспроизводство, и фермеры вынуждены каждый год закупать дорогой семенной материал. То есть, учитывая больший расход гербицидов и необходимость ежегодно покупать семена, получается, что затраты на самом деле возрастают.

Кроме того, компании - создатели ГМ-культур отслеживают незаконное их выращивание, в том числе на полях, которые были генетически загрязнены пыльцой трансгенных растений, и инициируют судебные процессы против фермеров.

Транснациональные компании, выпускающие семена и посадочный материал, покупают аналогичные национальные компании в разных странах и диктуют свои правила игры на рынках, искусственно ограничивая выбор. Фермерам ничего не остаётся, как покупать ГМ-семена. При этом часто оказывается, что эффективность ГМ-культур на деле ниже, чем заявлена. Например, лидер на рынке ГМО - транснациональная корпорация Monsanto признала, что её семена хлопка в Индии в 2009-2010 гг. показали более низкую урожайность и слабую устойчивость к вредителям.

Тогда довольно много индийских фермеров взяло кредиты для закупки ГМ-семян хлопка. Однако, поскольку они не смогли получить второго урожая (они не знали, что генетически модифицированные семена дают только один полноценный урожай), многие покончили жизнь самоубийством, потому что не смогли расплатиться по кредитам. Пресса писала о целой эпидемии самоубийств среди фермеров, причем не только в Индии.

В 2012 г. Агентство по охране окружающей среды США сделало вывод о том, что ГМ-культуры Monsanto далеко не так эффективны, как рекламируются. В США эта корпорация контролирует 80% рынка генно-модифицированной кукурузы и 93% рынка трансгенной сои.

В связи с этим у Молдовы есть возможность сделать уникальное предложение миру. Например, институт Porumbeni производит семена кукурузы, сорго, табака и люцерны. В советское время они были широко распространены в республиках СССР. В настоящее время они успешно выращиваются, помимо Молдовы, в Румынии, Белоруссии, России, Казахстане и на Украине. Институту вполне под силу произвести столько чистых семян кукурузы (как аналога ГМ-кукурузы), что их хватило бы, чтобы засеять все площади, отведенные под эту культуру в европейских странах. Конечно, ещё нужно уметь сделать это предложение. К сожалению, сайт института ведётся только на молдавском/ румынском языке, а для привлечения большего числа потенциальных зарубежных покупателей необходимо предоставить информацию ещё, как минимум, на русском и английском языках.

Декларируется безопасность ГМО для здоровья?

Все исследования о безопасности ГМО делаются на деньги их разработчиков. На лоббирование разрешений и различных послаблений в отношении трансгенов тоже тратятся огромные деньги. Корпорации – создатели биотехнологии проводят кратковременные тестирования своих продуктов на животных, полагая, что этого достаточно. А в различных ведомствах по всему миру (в том числе и в Молдове) чиновники лишь изучают представленные им документы, никто не проверяет достоверность их содержания.

Как пишет biosafety.ru/, в 2005 г. Monsanto утаила данные при публикации в 1996 г. исследования о безопасности трансгенной сои, устойчивой к глифосату (гербициду, занимающему первое место по производству). Позже стало известно, что ГМ-соя содержит значительно более низкий уровень белков и других питательных веществ, а в поджаренной ГМ-сое присутствует в два раза больше лектина - белка, который может блокировать способность организма усваивать другие питательные вещества. Более того, в жареной ГМ-сое - в семь раз больше ингибиторов трипсина - основного аллергена соевых бобов.

В ЕС Monsanto отказалась раскрыть данные о результатах своих экспериментов по скармливанию животным ГМ-кукурузы (который выявил серьезные отклонения у крыс, получавших в пищу ГМО), назвав их коммерческой тайной. Позже суд в Германии обязал компанию опубликовать эти данные. Одна из ГМ-культур, устойчивых к вредителям (единственная, разрешенная к выращиванию в ЕС), была запрещена для выращивания во Франции и других странах Евросоюза после публикации выводов французского эксперта Сералини, сделанных на основании данных Monsanto.

Федеральный суд США в 2009 г. признал, что Департамент сельского хозяйства США нарушил федеральное законодательство, выдав этой корпорации разрешение на коммерциализацию трансгенной сахарной свеклы.

Риски для здоровья

Илья Тромбицкий отметил, что трансгенные белки обеспечивают устойчивость растений к поражению различными насекомыми, грибковыми или бактериальными заболеваниями и в то же время обладают токсическим и/или аллергенным действием для человека и других теплокровных. Например, генами белков хитиназ модифицированы различные сорта риса, картофеля, пшеницы и других культур. Однако известны «банановые» аллергии, главным аллергеном в которых являются хитиназы авокадо, бананов, каштана.

Белки лектины были одними из первых трансгенов при формировании устойчивости растений к насекомым-вредителям. Их действие основано на слипании клеток и нарушении физиологических функций организма. На этом их свойстве созданы препараты для химиотерапии раковых заболеваний. Лектины из проростков пшеницы и фасоли обладают огромным инсектицидным потенциалом, но токсичны для млекопитающих. Есть еще ряд таких белков, но читать про них достаточно сложно.

Трансгенные белки могут привести к появлению в клетках растений опасных для здоровья человека веществ. Например, существуют ГМ-сорта помидоров и картофеля с усиленной выработкой флавоноидов, которые считаются полезными веществами. Однако в этих сортах произошло резкое изменение состава гликоалкалоидов, большинство из которых токсично.

Для устойчивости растений к неблагоприятным факторам окружающей среды и повышения их урожайности используется фермент аргинин декарбоксилаза. Во время усиленного образования этого фермента в генномодифицированном табаке и рисе повышается содержание агматина и вторичных продуктов его разложения. Эти вещества способны влиять на деление клеток и способствуют образованию опухолей.

Важно ещё подчеркнуть, что повышенное использование гербицидов, благодаря устойчивости к ним ГМ-культур, приводит к накоплению этих веществ и их производных в растениях. Известно, что все пестициды токсичны для человека. Например, при обработке глифосатом устойчивых к нему сортов сахарной свеклы, растения накапливают токсичные метаболиты глифосата, который является канцерогеном и вызывает онкологические заболевания. Именно с этим связаны намерения ЕС запретить использование глифосата.

Необходимо также отметить, что большинство сельскохозяйственных культур содержат, помимо генов – носителей какого-то желаемого признака, маркерные гены устойчивости к антибиотикам. Существует опасность того, что эти гены могут быть перенесены в клетки патогенных или симбионтных микроорганизмов, обитающих в желудочно-кишечном тракте человека и сельскохозяйственных животных, и вызвать у них устойчивость к антибиотикам.

Что показывают исследования?

В прессе получила широкий резонанс история, связанная с производством пищевой добавки триптофан, для которой в США, в конце 1980-х гг., была создана ГМ-бактерия. Однако, кроме триптофана, она начала вырабатывать этилен-бис-триптофан, который вызывал боли в мышцах и спазмы дыхательных путей. В результате применения этой пищевой добавки умерли несколько десятков человек.

В шотландском университете г. Абердина профессор Пуштаи в 1998-99 гг. проводил опыты на крысах, питавшихся трансгенным картофелем, модифицированным лектином подснежника. У крыс были зарегистрированы поражения слизистой оболочки кишечника, частичная атрофия печени, изменение тимуса и веса внутренних органов, по сравнению с контрольными крысами.

В Италии, в Университете Урбино, в 2002 г. исследовали мышей, которых кормили ГМ-соей. У них произошли изменения в печени и нарушение её функций.

Группа французских исследователей под руководством профессора Жиля-Эрика Сералини в Университете Кан в течение двух лет кормила крыс ГМ-кукурузой, импортированной из США. У 83% грызунов, участвовавших в эксперименте, развились раковые опухоли: у самок – рак матки, у самцов – рак кожи и печени, от которых они умирали.

В России, в НИИ вакцин и сывороток имени Мечникова РАМН тоже занимались изучением сои. Учёные сделали вывод о том, что вся соя, присутствующая на рынке РФ, генетически модифицированная. В Россию в огромных количествах завозят соевую муку для кондитерской промышленности, производства колбасных изделий и т.д. Однако почти все белки сои являются сильнейшими аллергенами. Кроме того, многие белки сои по химическому составу похожи на женские гормоны, что приводит к ожирению, похожему на то, которое возникает при увеличении в организме количества женских половых гормонов. Это часто стало встречаться у детей, которые едят продукты с содержанием сои.

Что можно сделать в Молдове?

- Для нас самый большой риск – экономический, связанный с экспортом и экономическими потерями страны, - полагает Илья Тромбицкий. – В европейской директиве 2001/18/ ЕС о преднамеренном выпуске в окружающую среду генетически модифицированных организмов содержатся два принципиальных риска – для окружающей среды и здоровья. Будучи членом комиссии по биобезопасности, я настаивал, чтобы социально-экономические риски оценивались и считались наравне с этими рисками (нанесения ущерба окружающей среде и здоровью), потому что для Молдовы это – главное. Эти риски учтены в законопроекте, который находится уже в парламенте, но будет ли включен механизм оценки социально-экономических рисков в законодательство – пока под вопросом. Во всяком случае, мы внесли такое предложение.

Заниматься доказыванием вредности или безвредности ГМО при нашем уровне науки - абсолютно зряшное дело. Надо исходить из того, что к каждому ГМО надо подходить отдельно. Поскольку оценка безопасности одного разработанного ГМО стоит не менее 1 млн евро, то нашей стране это просто не по силам. И ещё для этого требуется большой временной промежуток. У нас эти оценки проходят по бумагам, которые сопровождают товар, и по аналогии с разрешениями ЕС. Если там продукт разрешен, то мы тоже разрешаем его ввоз.

Но если мы учитываем социально-экономические риски, то здесь всё меняется, т.е. мы можем их оценить. Я настаивал на соответствующем приложении к закону или положении, которое бы разработало правительство в течение нескольких месяцев после принятия закона, чтобы это применялось. Тогда комиссия по биобезопасности сможет принимать решения, исходя и из этого критерия, направленного на защиту местного производителя и экспортного потенциала страны, - считает Илья Тромбицкий.

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии Добавить комментарий2 коментария

молдовеану 7 мар. 16:05

сколько можно толочь воду в русской ступе.
тромбицкий сказал то, это, при том что в стране этого тромбицкого по его же словам вся моя модифицированная, и не только китайская соя, а все импортозамещающие продукты.
китайцам ваши разговорчики по болту.
они продают в росию что хотят и никто не посмеет им указывать.

провинциалка 2 мар. 11:58

если уже МИДовец Галбур вклинился во взаимовыгодную торговлю с "родоначальниками" генной инженерии, - о чем сегодня можно речь вести - завтра здесь может быть столько тех "генов", что даже представить трудно :) - торговать будут даже местами на могилах предков! :)

Ещё

Добавить Комментарии

captcha

Вопрос дня Всё опросы

load
Загрузка...