ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Песок преткновения: патриотизм или бизнес?

Песок преткновения: патриотизм или бизнес?
Ксения Флоря

Возвращающимся с каникул депутатам во время весенне-летней сессии придётся стать рефери в принципиальном споре между министерствами транспорта и окружающей среды.

Предмет спора – добыча речного песка и гравия. В парламенте лежат два законопроекта на эту тему, которая не такая уж и безобидная, как может показаться на первый взгляд, и скрывает коррупционную составляющую.

Проект минтранса “патриотический”

“В отступление от положений…” – и далее идёт ссылка на 21 (!) статью Кодекса о недрах и целый ряд других законодательных актов, - правительство с подачи министерства транспорта просит парламент разрешить госпредприятию “Речной порт Унгены” в течение пяти лет добывать песок и гравий (в проекте они называются “наносами, отложившимися в русле реки”) в реке Прут.

Мотив указан сугубо патриотический - необходимо вернуть Республике Молдова её исконные земли. Несколько лет назад в ходе наводнения из-за изменения русла Прута у с. Семень Унгенского р-на образовался остров площадью 30 га, который практически отошёл Румынии.  

“По сути, к этой территории сегодня нет доступа субъектам Республики Молдова. В итоге порядка 500 деревьев лиственных пород (акация, ясень, дуб) в течение прошлого года были вырублены гражданами Румынии. Кроме того, поступали сигналы о случаях неавторизированной охоты на данном изолированном участке, в том числе с применением капканов”, - говорится в информационной записке, подписанной министром транспорта Юрием Киринчуком.

Для того чтобы вернуть контроль над данным приграничным участком, а заодно освоить “экономические выгоды судоходности реки Прут”, министерство транспорта и дорожной инфраструктуры предлагает в порядке исключения наделить ГП “Речной порт Унгены” правом в течение пяти лет осуществлять работы “по расчистке судового фарватера и восстановлению русла реки Прут на данном участке с правом добычи наносов, отложившихся в русле реки”. Проще говоря - копать речной песок и гравий.

Работы будут осуществляться или за счёт собственных средств Унгенского порта или за счёт госбюджета (минтранс пока не определился), а добытые стройматериалы будут проданы через аукционы. Таким образом, ГП “Речной порт Унгены” компенсирует финансовые средства, потраченные на расчистку русла реки.

“Продажа предусмотрена исключительно с этого участка, исключительно для возмещения издержек по этой операции и исключительно в виду отсутствия других средств финансирования”, - написал в соцсетях, полемизируя с экологами, госсекретарь министерства транспорта и дорожной инфраструктуры Олег Тофилат.

Однако в экологическом сообществе в прозрачность этого процесса, как и в честность исполнителя, не верят. Во-первых, тот же Унгенский порт не раз ловили на «горячем», несмотря на законодательный запрет на добычу полезных ископаемых из водных бассейнов.

Известно, что  Государственная служба рыбоохраны отмечала нарушения со стороны ГП “Речной порт Унгены” на протяжении многих лет. В частности, порт нарушал действующее законодательство в области экологии так называемыми работами по очистке и углублению мелководных участков русла реки Прут для содержания судового фарватера и регулирования течения реки, фактически добывая из русла этого водоёма песок и гальку на продажу.

А в сентябре 2015 г., по данным министерства окружающей среды, в результате проверки было выявлено, что госпредприятие “Речной порт Унгены” незаконно добыло около двух тысяч кубометров песка из Прута. Нанесенный ущерб был оценен почти в 370 тыс. леев, было возбуждено уголовное дело. Причём работы по незаконной добыче ископаемых в реке Прут велись сотрудниками предприятия как раз в районе села Семень Унгенского района, где и расположен злополучный остров, о котором так печётся минтранс.

То есть администрацию ГП “Речной порт Унгены” в очередной раз схватили за руку и завели уголовное дело за незаконную добычу полезных ископаемых, а через пару месяцев министерство транспорта вышло с законопроектом “О выполнении работ по очистке и содержанию судоходных путей на реке Прут (км 405-400)”, который предлагает в порядке исключения разрешить Унгенскому порту заниматься этим на законных основаниях, потому что Республике Молдова срочно необходимо вернуть остров у с. Семень Унгенского р-на, о котором до сих пор чиновники даже не вспоминали.

“На этом участке Прут действительно делает петлю, и когда было наводнение, вода нашла естественный путь, отрезав данную территорию от Республики Молдова. Образовался остров. Долгие годы об этой проблеме никто не вспоминал и вдруг возвращение этого участка становится чуть ли не делом первостепенной важности. Но если, как указывается в проекте, главная цель – вернуть Молдове утраченные 30 га земли, зачем госпредприятию “Речной порт Унгены” копать песок и гравий на участке в 5 км на протяжении пяти лет? Никакой необходимости в этом для возвращения прежнего русла реки нет”, - заявил noi.md директор Международной ассоциации хранителей реки “Eco-Tiras” Илья Тромбицкий.

Хромает и другой довод минтранса – о том, что в результате работ по очистке русло Прута будет углублено для развития судоходства. Как отмечают экологи,  правительство дало «зелёный свет» добыче речного песка на участке выше Унген, а там судоходство бессмысленно. Этот участок не является судоходным, в соответствии с европейским документом по внутреннему судоходству.

“На самом деле - и я в этом уверен, - все приведенные министерством транспорта доводы - это формальный повод. Просто нужно получить законное разрешение на то, чтобы копать. А копать у нас хотели все министры транспорта, независимо от их партийной принадлежности. Еще в 2008 г. был разработан аналогичный законопроект по инициативе Василия Йовва, но тогда мы подняли шум, и в парламентской комиссии нам удалось его остановить. Потом были ещё попытки. Просто есть транспортная мафия, а добыча песка и гравия из рек – это нелицензированная и практически неконтролируемая деятельность, а значит большие деньги”, - отметил Илья Тромбицкий.

Председатель Экологического движения Молдовы Алеку Реницэ с коллегой солидарен: “Те, кто имеет огромные доходы от добычи речного песка и гравия, всегда ищут удобоваримый повод для того, чтобы обойти действующие на законодательном уровне запреты. Вот сейчас нашли очередную причину – остров на Пруте, который нужно вернуть, а потому необходимо копать. То, что добывается из Днестра и Прута, трудно брать под контроль: сколько извлекается, сколько продаётся -  далеко не все операции проводятся через бухгалтерию. Поэтому это - очень и очень доходный бизнес”.

Несмотря на то, что законопроект “О выполнении работ по очистке и содержанию судоходных путей на реке Прут (км 405-400)” был проведён через правительство, и теперь находится в парламенте, министерство окружающей среды отказалось его согласовывать. Раскритиковали документ и в Центре антикоррупции. Согласно антикоррупционной экспертизе, в законопроекте отсутствует финансово-экономический анализ, не предусмотрен действенный механизм контроля, что чревато целым рядом рисков – от экономических до экологических. Указали в Центре антикоррупции и на возможность лоббирования минтрансом определённых интересов.

Некоторые эксперты считают, что если уж разрешать Унгенскому порту копать Прут для возвращения 30 га земли, то уж точно не на тех условиях, которые указал в своём законопроекте минтранс. По их мнению, должна быть образована специальная смешанная комиссия из представителей государственных органов и гражданского общества, которая будет выдавать разрешения с экологическими условиями и контролировать процесс очистки реки.

“Посмотрим, как отреагирует на этот документ нынешний парламент, в котором тоже достаточно желающих поживиться дармовым сырьём”, - написал в соцсетях директор ассоциации “Eco-Tiras” Илья Тромбицкий.

Проект минэкологии – это хорошо забытое старое

 

11 января правительство утвердило ещё один законопроект на тему добычи речного песка и гравия. Его автором выступило министерство окружающей среды, подход которого к теме противоречит главной философии законопроекта министерства транспорта.

Министерство окружающей среды предлагает вообще запретить продажу песка, щебня и гравия, добытых при расчистке русла рек - все добытые ископаемые, согласно законопроекту, должны возвращаться в реки выше по течению. Запрещает документ и проведение любого рода работ по расчистке в период нереста.

Как отмечают авторы законопроекта, добыча строительных материалов из Днестра и Прута в последние годы приняла угрожающий характер. Под предлогом очистки и углубления русла рек для судоходства, экосистемам главных водных артерий страны наносится непоправимый ущерб. Только для рыбных ресурсов в 2002-2014 гг. он превысил 2 млн леев, а объем добытых ископаемых за этот период составил 250 тыс. кубометров.

Инспекторы министерства окружающей среды хорошо знают и предприятия, специализирующиеся на незаконной добыче и сбыте речного песка и гальки, и места их “промысла”. Например, на Днестре это участки Оницкань-Похребя (Криулянский р-н) или Кот-Климэуций де Жос (Шолданештский р-н). Причем, “серые копатели” не только используют собственные технические ресурсы, но и арендуют технику у Унгенского или Бендерского портов или заключают с ними договоры на проведение работ.

Уголовные дела на “серых копателей” возбуждаются крайне редко. Например, несколько лет назад, несмотря на собранную доказательную базу, Криулянская прокуратура отказалась возбуждать уголовное дело в отношении одной из таких фирм из-за “отсутствия состава преступления”. Лавировать и уходить от ответственности компаниям, осуществляющим незаконную добычу песка и гравия в Днестре и Пруте, позволяет несовершенство действующего законодательства.  

Четыре года назад (в 2013 г.) Парламент РМ принял закон “О внутреннем водном транспорте”. Как считают экологи, минтранс специально разработал этот документ, чтобы под предлогом развития речного транспорта обеспечить законодательную базу для добычи и последующей продажи песка и гравия из водных артерий. Схема была предложена простая: для обеспечения речного судоходства необходимо регулярно расчищать русло рек и поддерживать корабельный фарватер, а куда девать выкопанный песок? Почему бы и не на продажу?

Экологические организации ещё тогда, в 2013 г., предлагали включить в текст данного закона два принципиальных пункта: запретить продажу речного песка и гравия, и обязать возвращать добытые при расчистке судоходного канала ископаемые в реки выше по течению от места добычи. Однако парламент отмахнулся от этих предложений. Как говорят экологи, особую активность в защите “браконьерства” речников проявил бывший в то время председателем парламентской комиссии по экономике, бюджету и финансам Вячеслав Ионицэ.   

Нынешняя законодательная инициатива министерства окружающей среды практически слово в слово повторяет предложение экологов четырехлетней давности. Второе предложение министерства – введение уголовного наказания (штраф до 40 тыс. леев и тюремное заключение на срок до 5 лет) за незаконную добычу песка, щебня и гравия из мелководных участков русла Днестра и Прута.

“Песок – это естественный природный фильтр реки и когда мы извлекаем его, это не только влияет на биоразнообразие водной артерии, так как песок и гравий являются местом обитания для многих речных организмов, но и снижает функцию самоочищения рек. Днестр и Прут не должны становиться карьерами”, - заявил noi.md Алеку Реницэ.

А Илья Тромбицкий указал на опыт Германии, где в середине прошлого века также бесконтрольно извлекали песчано-гравийную смесь из рек, а теперь вынуждены возвращать песок и гравий обратно для восстановления экосистем водных артерий, что, естественно, обходится недёшево.

“Аналогичные мероприятия проводились и в США – например, в штате Орегон, Дании, Финляндии. В Соединенных Штатах на правительственном уровне приняты Национальные правила добычи гравия, в которых говорится, что добыча песка и гравия из рек может привести к многообразным негативным последствиям – нарушению структуры речного ложа и его оголению, подрыву кормовой базы рыб, разрушению нерестилищ, икры и молоди рыб, понижает способность реки к самоочищению. Вывод документа – предпочтительным во всех случаях является добыча гравия из наземных месторождений и необходимость избегать его добычи в русле рек”, - отмечает эколог.

Илья Тромбицкий с нетерпением ждёт реакции парламента на законопроект о запрете продажи речных песка и гравия, тем более что многие из нынешних народных избранников были депутатами и в 2013 г., а значит “успешно загубили” то, что сейчас предлагается министерством окружающей среды в качестве поправок в Закон о внутреннем водном транспорте Республики Молдова.
 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Отправь свою новость

Станьте нашим соавтором! Если у вас есть интересная новость вы можете поделиться ею с нами!


captcha

Вопрос дня Всё опросы

load
Загрузка...